О ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЯХ И НЕ ТОЛЬКО

Приключения электроники: ищем ответы на неудобные вопросы

Место России в мировой индустрии разработки и производства электроники считается слишком неудобной темой для серьезного обсуждения. Очевидно, что в современном мире это направление – основа основ новой, цифровой, экономики. Сегодня цифровые сервисы, построенные на последних достижениях электроники, во всех без исключения областях напрямую определяют качество человеческой жизни. Наличие собственных технологий и продуктов в этой сфере обеспечивает «цифровой суверенитет» государства и уровень его глобальных притязаний. Цифровая революция, происходящая на наших глазах, – отличный повод совместно сформулировать ответы на неудобные вопросы о судьбе российской электроники.

Российская отрасль электроники на протяжении нескольких десятков лет продолжает быть заложником советской модели развития электронной промышленности, год за годом воспроизводя дотационный сценарий с акцентом на продукцию военного и специального назначения и декларируемым курсом на диверсификацию в гражданских сегментах. В девяностые годы перспективы развития отрасли были стремительно потеряны. Сначала мы сдали без боя всю потребительскую электронику, моментально ставшую неконкурентоспособной. Затем с энтузиазмом стали «развивающейся экономикой», в основном рынком сбыта высокотехнологичных товаров, в том числе произведенных в действительно развивающихся азиатских странах. Были отданы без борьбы ключевые для российской электроники национальные проекты: цифровая телекоммуникационная инфраструктура, цифровое телевидение, система ГЛОНАСС и некоторые другие. Теперь производители микроэлектроники сетуют на отсутствие масштабных рынков сбыта, необходимых для окупаемости инвестиций, а производители конечных изделий массового спроса на территории России не имеют стимула к углублению локализации. Круг замкнулся.

Сегодня невозможно добиться принципиально иного, не разобравшись в причинах случившегося. Поэтому первый неудобный вопрос: что стало причиной резкой потери конкурентоспособности, рынков сбыта, обнуления компетенций и разрушения цепочек добавленной стоимости? Причинами стали и «шоковый» запуск механизмов рыночной экономики, к которому оказался не готов весь производственный комплекс страны, и несовершенство нормативно-правовой базы, и многое другое. Главными же причинами стали отсутствие на государственном уровне комплексной национальной политики и стратегии сохранения электронной промышленности, достигнутого научно-технологического задела, кадров и кооперационных цепочек, а на нижнем уровне руководства – отсутствие желания, амбиций и воли модернизировать предприятия и заставить их работать по-новому.

Происходили и вовсе не объяснимые вещи. Например, была принята таможенно-тарифная политика, основанная на беспошлинном ввозе готовых электронных изделий и высоких пошлинах на ввоз компонентов, которая лишила смысла саму идею развития производства электроники в России. Членство России в ВТО закрепило электронную отрасль в числе проигравших отраслей. В эпоху «цифры» эта тактическая победа выглядит стратегической недальновидностью.

Годы рыночной экономики, однако, не прошли даром. Даже в таких неблагоприятных условиях в нашей стране сегодня работает около 2,5 тысяч частных российских компаний, которые занимаются бизнесом в области разработки и производства электроники. Наш, российский, предпринимательский талант нашел инвестиции, привлек необходимых специалистов, запустил новые технологии и оборудование и смог снова выйти на рынок. Появились и успехи национального масштаба: есть общепризнанные лидеры в своих сегментах, есть компании-экспортеры, наработаны новые компетенции, запущены серьезные инвестиционные проекты. Но они появились и появляются сегодня не благодаря, а скорее – вопреки.

Чего у российской электроники нет, так это масштаба бизнеса. Россия сегодня занимает 0,3 % мирового объема рынка электроники, хотя даже у советской электронной промышленности была доля на порядок больше.

Масштабирование, запуск и развитие массового производства, повышение инвестиционной привлекательности бизнеса через создание гражданских продуктов массового спроса – вот ключевая задача российской электронной отрасли сегодня.

Только развитие массового гражданского сектора позволит в дальнейшем проводить модернизацию электронной отрасли широким фронтом с опорой не на государственные, а на частные инвестиции, создать новые рабочие места, втянуть в ее орбиту высококлассных специалистов, довести до надлежащего уровня сферу образования, науки и разработок, запустить непрерывный и гибкий конвейер проектирования и реализации самого широкого спектра цифровых технологий. И уже на этой базе укреплять другие сектора, в том числе и оборонный, обеспечив трансфер прорывных технологий из гражданского сектора. Гибкий гражданский сектор лучше продуцирует креатив и эффективнее использует средства, чем государственный или полугосударственный.

Что сегодня уже сделано и запланировано для решения задачи масштабирования? Это второй неудобный вопрос. Несколько совещаний и постановлений правительства, нереализованный план импортозамещения и гарантированных закупок… Цифры, характеризующие развитие отрасли, говорят о том, что этого явно недостаточно. Очевидно, что у нас нет государственной стратегии, направленной на развитие всей электронной промышленности, ни в части удовлетворения ключевых потребностей страны (оборона, безопасность, инфраструктура), ни в части создания гражданских рынков, условий и механизмов для развития бизнеса. И видимых намерений создать стратегию тоже нет: органы государственной власти пока без энтузиазма участвуют в любых дискуссиях о необходимости амбициозных задач и планов развития отрасли. Сообщество компаний отрасли разобщено и не имеет возможности строить стратегические планы, действуя больше по принципу «нам бы день продержаться да ночь простоять». Не удивительно, что в целом почти нет движения вперед.

В 2017 году мы создали Ассоциацию разработчиков и производителей электроники (АРПЭ). Сегодня в ее составе – более 30 компаний, в ближайших планах – объединить свыше 100 российских разработчиков и производителей, готовых взять на себя ответственность за развитие отрасли. Первым результатом нашей совместной работы должна стать предложенная ассоциацией Стратегия развития электронной промышленности в России с утверждением ее на государственном уровне. Необходимо выбрать 10-12 глобально приоритетных и перспективных рыночных сегментов, основываясь на существующих и достижимых технологических заделах и компетенциях. Например, это доверенные информационные системы, силовая электроника, оптоэлектроника, фотоника, системы беспроводных коммуникаций и др. Важно обеспечить координацию работы в этих направлениях с разработчиками программного обеспечения и соответствующими отраслевыми ассоциациями. Нам необходима новая система регулирования, работающая в национальных интересах и направленная на создание масштабных рынков сбыта внутри страны, стимулирующая инвестиции: новые критерии российского происхождения и доверенности электроники, новые принципы закупок электроники крупными компаниями, в том числе с государственным участием, новая система сертификации и стандартов качества. Отдельным пунктом выделю необходимость широкого обсуждения и принятия новых приоритетов России во Всемирной торговой организации – в интересах производителей высокотехнологичной продукции, в интересах электроники и ИТ. И наконец главное: в Стратегии должна быть сформулирована и принята основная цель – «вырастить» российскую электронику в 10 раз за 15 лет, до 3 % мирового рынка.

В краткосрочной перспективе нам необходимо радикально усилить свое присутствие на внутреннем российском рынке.

Первые 3-5 лет отечественные разработчики и производители электроники будут накапливать компетенции в областях разработки и массового производства продуктов, способных конкурировать глобально. На этом этапе государственное участие особенно важно: электроника – капиталоемкая отрасль, требующая сильной поддержки в виде внутреннего спроса. Откройте нам внутренний рынок, и можно будет перевернуть мировой!

Успешная работа на мировом рынке электроники – это основной ориентир на длинном горизонте планирования.

Но для его достижения российская электронная отрасль должна ориентироваться на экспорт уже с самых первых шагов реализации новой стратегии. Сейчас экспортом в России успешно занимаются десятки компаний, а надо вывести сотни. И надо помочь им преодолеть имеющиеся барьеры на рынках зарубежных стран, поддержать расширение направлений экспорта. Национальное электронное производство – основа цифровой экономики, технологической независимости, безопасности и суверенности государства. Россия может претендовать на глобальное лидерство только поставив перед электронной промышленностью амбициозные задачи и реализовав их. Поэтому ее развитие – это вопрос высшего государственного приоритета. Мы начали дискуссию с постановки неудобных вопросов о развитии российской электроники – давайте вместе найдем ответы. Возможно, другого повода уже не будет.


Источник: ComNews